Глядя на нее сейчас никак нельзя сказать, что "ничто человеческое ей не чуждо".

Ей чуждо многое из обыденного и близко многое музыкальное, историческое, исконное, истинное. 

Сейчас на вопрос: "чем ты занимаешься кроме музыки?" она отвечает: "ничем я кроме музыки не занимаюсь и не очень хочу ничем другим заниматься".

А на вопрос: "ну хорошо, ты же любишь что-то кроме музыки?" она тоже очень быстро отвечает: "конечно нет, я только музыку люблю" и лишь замечая совершенно разочарованный взгляд собеседника, как бы желая помочь ему и найти компромисс с собой она добавляет: "фильмы некоторые люблю, Феллини, например".