На гланвую

Мне нравится моя свобода во времени. Есть несколько фаз подготовки к концерту, включая фазу, когда почти не встаешь из-за инструмента, но ты свободен в своей музыкальной жизни.

Слушатели, пришедшие на концерт – мой главный повод гордиться собой. 

Я помимо всего увлекаюсь транскрипциями, органными приложениями. Запад устал от традиционных органных произведений.

Клавесин и орган – это две планеты…Клавесин более тонкий инструмент, более личный, а орган – вселенский,  что ли. И все таки в душе я органистка.

Ни у одного человека нет шанса забыть звуки органа, если посчастливилось их услышать. Но необходимо разрешить себе это удовольствие, поверить ему заранее,  и он больше не оставит Вас.

Когда орган прикасается к слушателю, невозможно не почувствовать, насколько он величественный.

Мне нравится моя свобода во времени. Есть несколько фаз подготовки к концерту, включая фазу, когда почти не встаешь из-за инструмента, но ты свободен в своей музыкальной жизни.

Слушатели, пришедшие на концерт – мой главный повод гордиться собой.

Я, помимо всего, увлекаюсь транскрипциями, органными приложениями. Запад устал от традиционных органных произведений.

Ни у одного человека нет шанса забыть звуки органа, если посчастливилось их услышать. Но необходимо разрешить себе это удовольствие, поверить ему заранее, и он больше не оставит Вас.

Клавесин и орган – это две планеты…Клавесин более тонкий инструмент, более личный, а орган – вселенский, что ли. И все таки в душе я органистка.

  Когда орган прикасается к слушателю, невозможно не почувствовать,

бнасколько он величественный.